Главная » Статьи » Ответы на вопросы

Роль Мида в происхождении символического интеракционизма.

Роль Мида в происхождении символического интеракционизма.

Мид — самый значительный мыслитель в истории символического интеракцио-низма, а его книга «Разум, самость и общество» — важнейшее произведение в рус¬ле данной традиции. Мид считает, что традиционная социальная психология в попытке объяснить социальный опыт шла от психологии индивида; сам же Мид, напротив, в понима¬нии социологического опыта всегда считает приоритетным мир социальный. Он так объясняет свой подход Для Мида социальное целое предшествует индивидуальному разуму как ло¬гически, так и во времени. Мыслящий обладающий самосознанием индивид логически невозможен в теории Мида без первичности социаль¬ной группы. Сначала идет социальная группа, и она приводит к развитию мысли¬тельных процессов самосознания. Мид рассматривает действие в качестве самой «примитивной единицы» своей теории В своем анализе действия Мид близко подходит к бихевиористсткому подходу и фокусируется на стимуле и реакции. Мид выделял четыре основные взаимосвязанные ступени действия, они образуют органичное целое (другими словами, они диалектически взаимосвязаны). Первая стадия — стадия импульса, которая включает «непосредственный чув¬ственный стимул» и реакцию актора на это побуждение, потребность сделать что-либо в этом отношении. Хороший пример импульса дает голод. Обдумывая реакцию, человек будет учитывать не только непосредствен¬но ситуацию, но также прошлый опыт и ожидаемые результаты действия.В целом, импульс, как и все прочие элементы теории Мида, включает и актора, и внешнюю среду.
Вторая стадия поступка — восприятие, с помощью которого актор ищет и реаги-рует на стимулы, связанные с импульсом, в данном случае с голодом, а также оп-ределяет доступные способы его удовлетворения. Восприятие включает поступающие стимулы, а также порождаемые ими в уме образы. Люди не просто под¬вергаются внеш-ним стимулам; они активно отбирают свойства стимула и производят выбор из набора стимулов. Таким образом, у стимула может быть несколь¬ко измерений, и у актора есть возможность из них выбирать. 
Третья фаза — манипуляция. Следующий шаг после того как импульс обнаружен, а объект воспринят, состоит в том, что актор манипулирует объектом или, в более широ-ком смысле, предпринимает в отношении него определенные действия. Фаза манипу-ляции, по Миду, включает временную паузу в процессе, чтобы реакция не проявлялась немедленно. Голодный человек видит гриб, но, перед тем как его съесть, он, вероятно, сначала его сорвет, исследует его и, возможно, проверит по справочнику, съедобна ли эта конкретная разновид¬ность. Пауза, которую создает рассмотре¬ние предмета, позво-ляет людям обдумывать разные варианты. 
На основе этих размышлений актор решает, съесть ли гриб (или нет), и это состав-ляет последнюю фазу поступка, потребление, или совершение действия, которое удов-летворяет первоначальный импульс. Мид усматривает между стадиями диалек-тическую связь. 
Тогда как действие включает только одного человека, социальное действие вклю¬чает двух и более людей. Жест, с точки зрения Мида, — основной механизм соци-ального действия и социального процесса в целом. «жесты есть движения первого орга-низма, действующие в качестве особых сти¬мулов, вызывающих социально принятые ре-акции второго организма» людей отличает именно их способность использовать «зна-чащие» жесты, т. е. требующие со стороны актора размышления, перед тем как отреаги-ровать.
В возникновении значащих жестов особенно важен голосовой жест. Однако не все голосовые жесты значащие. 
Значащий символ представляет собой вид жеста, который может произвести толь-ко человек. Жесты становятся значащими символами, когда вызывают у произво-дящего их индивида реакцию того же типа Только при наличии значащих символов может происходить коммуникацияФизи¬ческие жесты могут быть значащими символами, однако они не идеально приспособлены к тому, чтобы быть значащими символами, поскольку люди не могут легко видеть или слышать свои собственные физические жесты. Наиболее вероятно, что значащими символами станет такой на¬бор голосовых жестов, как язык в ситуации с языком сообщаются жесты и их значения.
Перенимая прагматистский подход, Мид также рассматривает «функции» жестов в целом, и значащих символов, в частности. Функция жеста состоит в том, чтобы «сделать возможным приспособление среди индивидов, участвующих в некотором заданном социальном действии, в соотношении с объектом или объек¬тами, с которыми связано действие»Решающее значение в теории Мида имеет другая функция значащих символ благодаря им возможны разум, мыслительные процессы и т. д. Только благода значащим символам, особенно языку, возможно человеческое мышление Благодаря значащим символам также возможна символическая интеракці, люди могут взаимодействовать друг с другом не только с помоїщ жестов, но также с помощью зна-чащих символов.
Мид максимально широко определяет интеллект как взаимное приспосо£ ление действий организмов. Мид непоследовательно использует этот термин; иногда он вклк чает сюда мыслительные процессы. Для рефлексивного интеллекта людей существенна их способность временно сдерживать действие, откладывать реакции на стимул 
Способность выбирать из диапазона действий означает, что выбор человека, веро-ятно, лучше адаптирован к ситуации, чем немедленные и неосознанные реакции низших животных. Мид также рассматривает сознание, которое, как он считает, обладает двумя различ¬ными значениями Первое связано с тем, к чему имеет до¬ступ только актор, с тем, что целиком субъективно. Мида больше интересует не это, а второе значение сознания, включающее, главным образом, рефлексивный интел¬лект. Таким образом, Мида больше интересует то, как мы мыслим о социальном мире, нежели, как мы непосредственно испытываем боль или удовольствие. Сознание объясняется или трактуется в контексте социального процесса.
Значение — еще одно родственное понятие, трактуемое Мидом с точки зрения би-хевиоризма. Значение возникает и находится в области связи между жестом челове-ческого организма и его последующим поведением, определяемым этим жестом, при-менительно к другому человеческому организму. Если этот жест указывает дру¬гому ор-ганизму последующее (или результирующее) поведение данного организ¬ма, тогда жест имеет значение Значение, обнаруживаемое в поведении, становится осознанным, когда связано с символами. 
Как и сознание, разум определяется Мидом как процесс, как внутренний разго¬вор человека со своим «Я», а не как объект. 
Большая часть всех размышлений Мида, и особенно о разуме, включает его воз-зрения на весьма важное понятие самости. В сущности, это способность видеть себя как объект, самость есть особая способность быть одновременно субъектом и объектом. Самость, что справедливо относительно всех основных понятий Мида, предполагает со-циальный процесс: коммуникацию между людьми. Низшие жи¬вотные самостью не об-ладают, равно как и человеческий младенец при рождении. Самость возникает с разви-тием и посредством социальной деятельности и соци¬альных отношений. Для Мида не-возможно представить возникновение самости в отсутствии социального опыта. Но как только самость в достаточной степени раз¬вилась, она может продолжить существовать и без социальных контактов. Самость диалектически связана с разумом. То есть, с одной стороны, Мид утверждает, что тело не есть самость и становится самостью лишь с разви-тием ра¬зума. С другой стороны, самость и ее рефлексивность существенны для развития разума. Рассматривая самость, Мид, как мы видели по отноше¬нию ко всем другим мен-тальным явлениям, отрицает представление, помещаю¬щее ее в сознание, и вместо этого располагает ее в социальном опыте и социальных процессах. Мид стремится предста-вить самость с точки зрения бихевиоризмаСамость, таким обра¬зом, — просто другой ас-пект целостного социального процесса, частью которого становится индивид.
Общий механизм развития самости находится в плоскости рефлексивности, или способности бессознательно ставить себя на место других и действовать как они. В ре-зультате люди способны анализировать себя, как рассматривали бы их другие. Мид го-ворит:
Самость также позволяет людям участвовать в разговорах с другими. То есть чело-век осознает, что говорит, и, как следствие, способен отслеживать, что произ¬носится в данный момент, и определять, что будет сказано далее.
Чтобы обладать самостью, индивиды должны быть способны выйти за грани¬цы собственного «Я*, благодаря чему смогут оценивать себя, становиться объек¬тами для самих себя. Для этого люди, как правило, помещают себя в то же экспе¬риментальное поле, что и других.Мида чрезвычайно интересует генезис самости. Основой для самости он считает разговор жестов, но в нем не присутствует самость, если люди в таком разго-воре не рассматривают себя как объекты. Мид прослеживает генезис самости на двух этапах развития ребенка. Первый этап — это стадия ролевых игр. Именно на этом этапе дети учатся примерять отношения отдельных других людей к себе на себя. Стадия кол-лективных игр. Если человек развивает самость в полном смысле слова, требуется пе-рейти к следующему этапу — стадии коллективных игр. Тогда как на стадии ролевых игр ребенок принимает роль отдельных других, на стадии коллективных игр ребенок дол-жен принимать роль каждого, участвующего в игре. Более того, эти различные роли должны определенным образом соотноситься друг с другом. Понятие стадии коллективных игр порождает одну из наиболее известных кон¬цепций Мида (1959, р. 87), идею обобщенного другого. Обобщенный другой — это отношение целого сообщества или, как в примере игры в бейсбол, отношение це-
чтобы обладать самостью, человек должен быть членом со¬общества и руково-дствоваться общими для сообщества установками. Самости обладают общей структурой, но каждая самость получает уникальную биографию. Кроме того, ясно, что существует не просто единый целостный обобщенный другой, но в обществе существует множество обобщенных других, поскольку в обществе мно¬го групп. Уникальный набор самостей каждого че¬ловека отличает его от кого бы то ни было. Мид выделяет два аспекта, или фазы, самости, которые он называет / и те / — непосредственная реакция индивида на других. Это непросчитываемый, не¬предсказуемый и креативный аспект идентичности. Люди заранее не знают, ка¬ково будет действие Мы никогда целиком не осознаем / и через него удивляем своими действиями самих себя. Мы получаем знание об / только после того, как действие было совершено. Таким образом, мы знаем об /толь¬ко в наших воспоминаниях. Мид подчеркивает значение / по четырем причи¬нам: ключевой источник новизны в социальном процессе, что важнейшие ценности расположены именно в /, / создает основу того, к чему все мы стремимся — самореализации, в современных обществах более зна¬чителен элемент /.
Поскольку каждая личность является смешением / и те, великие исторические фигуры видятся обладающими большей долей /, чем большинство других людей. Однако в повседневных ситуациях может самоутвер¬диться / любого человека и привести к изменениям социальной ситуации. I противодействует те, которое является «организованным набором устано¬вок других, принимаемым человеком для себя» те есть принятие обобщенного другого. В отличие от /, люди осо¬знают те »; те включает осознанную ответственность. Именно с помощью те об¬щество доминирует над индивидом. Действительно, Мид определяет понятие социального контроля как преобладание выражения те над выражением /. Социальный контроль, действуя со стороны самокритики, обширно и изнутри влияет на индивидуальное поведение, обеспечивая интеграцию индивида и его действий в со¬ответствии с организованным социальным процессом бытия и поведения, в котором он участвует.... Социальный контроль над индивидуальным поведением осуществляется посредством социального происхождения и на основе такой (само)критики. То есть, по сути, самокритика является социальной критикой и поведение контролируется соци¬ально. 
На самом общем уровне Мид использует термин общество для обозначения теку¬щего социального процесса, предшествующего как разуму, так и самости. С уче¬том важности общества в формировании разума и самости оно, несомненно, имеет для Мида первостепенное значение. На другом уровне общество для Мида пред¬ставляет собой организованный набор реакций индивидов в форме те. Таким об¬разом, в этом смысле индивиды носят общество в себе, что позволяет им с помо¬щью самокритики контролировать себя. Мид также рассматривает эволюцию общества. В то же время он относительно немного может сказать об обществе, не¬смотря на его центральное положение в теоретической системе социолога. Наи¬более существенный вклад Мида состоит в его рассуждениях о разуме и самости. На более конкретном социетальном уровне Мид выдвигает ряд положений о социальных институтах. Мид широко определяет институт как «коллективный отклик сообщества» или «жизненные обычаи сообщества» Воспитание — это процесс «интернализации» актором коллективных обычаев сообщества (института). Этот процесс имеет существенное значение, поскольку, с точки зрения Мида, пока люди не могут реагировать на самих себя так же, как это делает сообщество, они не обладают самостью и не могут быть подлинными членами сообщества. Поэтому люди должны усвоить коллективные установки сообщества.
Мид уточняет, что институты не обязательно разрушают индивиду¬альность или сдерживают творчество. По мнению Мида, институты только в самом широком и общем смысле дол¬жны определять, как следует действовать людям, и должны оставлять много про¬странства для индивидуальности и креативности. у Мида реально при-сутствует понятие эмерджентности в том смысле, что целое рассматривается как нечто большее, чем совокупность его элементов. Однако Мид гораздо более скло¬нен применять понятие эмерджентности к сознанию, чем к обществу. 
В контексте общих принципов интеракционизма работают видные мыслители в традиции символического интеракциониз-ма, в том числе Чарльз Хортона Кули, Герберт Блумер и, что особенно важно, Ирвинг Гофман. гофмановский драматургический ана-лиз социального «Я» и связанные с ним работы по ролевой дистанции, стигме и анализу фреймов. посвященное фреймам творчество Гоф¬мана развило тенденцию его ранних работ и продвинулось в направлении структу¬ралистского анализа.
На Мида бказал влияние психологический бихевиоризм подход, который также привел его к реалистическому и эмпири¬ческому направлению. Сам Мид основным сво-им подходом называл социальный би¬хевиоризм принимая базовый для бихевиоризма эм¬пиризм, Мид не хотел просто философствовать об этих скрытых явлениях. Он стре-мился расширить эмпирическую науку бихевиоризма применительно к ука¬занным явлениям, т. е. к тому, что происходит между стимулом и реакцией. Для Мида единицей исследования является «действие», содержащее как явные, так и скрытые аспекты человеческого поведения. В действии обнаруживаются все отдельные категории традиционной, ортодоксальной психологии. Внимание, восприятие, вообра¬жение, рассуждение, эмоция и т. д. рассматриваются как элементы действия.... таким образом, действие включает целостный процесс человеческой деятельности 
В 1937 г. Мид ввел термин «символический интеракционизм» и написал несколь-ко существенных для его развития статей. Если Мид стремился разграничить за-рождавшийся символический интеракционизм и бихевиоризм, то Блумер считал, что символический интеракционизм работает на обоих фронтах. Первым направ¬лением был редукционистский бихевиоризм, вызывавший неприятие Мида. К это¬му прибавлялась серьезная угроза со стороны «больших» «социологистских» тео¬рий, особенно структур-ного функционализма. Мид — самый значительный мыслитель в истории символического интеракцио-низма, а его книга «Разум, самость и общество» — важнейшее произведение в рус¬ле данной традиции.


Категория: Ответы на вопросы | Добавил: socna5 (05.12.2008)
Просмотров: 3343 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]